Михаил Авдеев: «СРО так и не стали реальной силой и защитой для строителей»

Лариса Поршнева

10776

Саморегулированию в строительной отрасли уже более 10 лет, но до сих пор о роли СРО в функционировании стройкомплекса говорят с изрядным скептицизмом.

И, как минимум, раз в год возникают инициативы заставить СРО «поделиться» накопленными компенсационными фондами. Своим мнением о том, как должны работать СРО, с журналом «Строительство» поделился первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по транспорту и строительству Михаил Авдеев:

- Михаил Юрьевич, за Комитетом  по транспорту и строительству закреплено, в том числе, законодательное обеспечение саморегулирования в строительной отрасли. Два года назад прошла реформа СРО, поменялся статус компенсационных фондов, принцип формирования СРО и многое другое. Эти  перемены изменили систему к лучшему или они прошли чисто технически, не меняя роли и места СРО?

- Когда строительная отрасль перешла от государственного лицензирования к системе саморегулирования, это был большой и правильный шаг вперед. Строительному сообществу дали возможность самому отвечать по своим обязательствам. Однако мы видим, что и после реформы СРО не в полной мере соответствуют современным стандартам, поэтому нам нужно еще раз пересмотреть законодательную базу функционирования СРО, и сделать это быстро и правильно.

Та дискуссия, которая развернулась вокруг компенсационных фондов СРО, возникла не на пустом месте – собранные в компфондах деньги вызывают много вопросов, в том числе, и по возможностям их использования. Я убежден, что саморегулируемые организации не должны существовать автономно, в отрыве от экономики и строительной отрасли России в целом.

Сейчас, после перехода жилищного строительства на проектное финансирование и эскроу счета, мы решили проблему обманутых дольщиков на будущее, но с существующими обманутыми дольщиками мы проблему не закрыли. И это только одна сторона жилищного строительства. Когда же мы говорим об исполнении Указа Президента о достижении ввода 120 млн кв м жилья в год, мы понимаем, что эта задача на сегодняшний день, мягко говоря, невыполнима в связи с тем, что строительные процессы сосредотачиваются в больших агломерациях. При этом никто из застройщиков не идет строить в регионы, потому что это  убыточно. Очевидно, что все эти проблемы нужно решать. И СРО не должны стоять в стороне, поскольку ключевым звеном всех этих проблем являются их члены  - строительные компании. И здесь весьма правомерно возникает вопрос: компфонды собраны, на сегодняшний день там от 80 до 200 млрд рублей, а за достройку проблемных домов, в том числе, возникших по вине членов СРО, отвечает «ДОМ.РФ». Но у них не хватит денег на всех! Поэтому и возник вопрос об ответственности СРО в этой части и о возможности внимательного реформирования саморегулируемых организаций в соответствии с реалиями нынешней экономики.

- Как вы видите эту реформу?

- Я считаю правильным, чтобы СРО контролировала  своих членов, которые участвуют в торгах на госзаказ, и могла давать свое заключение, насколько та или иная компания в состоянии выполнить контракт, за который торгуется. Потому что сейчас на торги выходят компании, которые соответствуют формальным требованиям, состоят в СРО, но ни опытом, ни специалистами, ни возможностями выполнить контракт не обладают. А после изменения законодательства о СРО мы теперь даже из документов компании не можем понять, какие у нее есть специалисты, какая специализация и опыт – они теперь все просто строители. И поэтому на сложные объекты от гидроэлектростанций до метро могут прийти подрядные организации, которые ничего сложнее сарая не строили. А СРО не имеет никакого права повлиять на участников торгов, хотя потом будет за них отвечать!

Это нужно менять на законодательном уровне. СРО должны четко понимать, за кого они отвечают. А пока бесконтрольные аукционы приводят к многолетним  недостроям,  либо некачественному строительству. А ведь после выплаты из компенсационного фонда за срыв договорных обязательств строительные компании будут вынуждены этот компфонд  своей СРО восполнить, ничего при этом не контролируя. И все идет на следующий круг!

- На самом деле, вопрос об использовании денег компфондов поднимается не в первый раз, в том числе, и самим сообществом. Раньше компфонд был один и лежал на счете, его нельзя было трогать. Теперь их два, у них определенный статус, их можно распечатывать только по строго установленным случаям. Но должны ли эти деньги просто лежать или работать на строителей?

- Они однозначно должны работать! У нас денег все время не хватает, а здесь собраны огромные средства  и лежат мертвой массой! Другой вопрос, что мы должны дать сообществу такой  механизм,  чтобы каждый член СРО понимал реальную необходимость и эффективность перечислений в этот фонд. Например, возьмем участников госзакупок - там во многих случаях существуют необоснованные финансовые нагрузки. Например, компания-участник московской реновации сегодня должна предоставить банковскую гарантию на участие в торгах и после торгов предоставить еще одну банковскую гарантию  - уже на весь заключенный контракт. Но ведь это - существенное удорожание проекта и деньги, которые просто выплачиваются банковской системе. Это неправильно!

При этом банки за сохранность средств подрядчика никакой ответственности, как выяснилось не несут, как и страховые компании, которые собрали 54 млрд рублей с застройщиков, а потом исчезли вместе с деньгами. Я сейчас говорю о страховых компаниях «Проминвест» и «Респект», которые из собранных миллиардов не перечислили по закону в «ДОМ.РФ» почти ничего, а счета пустые, деньги выведены в неизвестном направлении. Но ведь эти взносы лежали в банках, и банки отправляли эти деньги, в том числе, за границу. При этом и банки, и страховщиков контролировал Банк России, который теперь просто разводит руками.

Поэтому я за то, чтобы деньги, которые сейчас накоплены в компенсационных фондах СРО, там и остались, но стали инструментом помощи участникам системы саморегулирования. Например, СРО могла бы выступить как поручитель при предоставлении банковской гарантии и удешевить эту гарантию для своего члена, если он участвует в торгах.

- Логично. При этом не могу не напомнить, что далеко не все застройщики  - члены СРО. Далеко не все члены СРО строят жилье. Так почему строитель, у которого нет ни одного обманутого дольщика, должен отвечать по обязательствам застройщика, который плохо выстроил экономику проекта, и отдавать свои деньги? А ведь именно на этом сейчас настаивают Ваши коллеги – депутаты.

- Да, эта проблема обозначилась на правительственном часе в Государственной Думе с участием вице-премьера Виталия Мутко, и могу вас заверить, что это только начало пути. Безусловно, в этом вопросе сейчас много эмоций и попыток найти ответственных за сотни тысяч обманутых дольщиков - тут и вспомнили про деньги и ответственность СРО. Должны ли СРО принять на себя такую ответственность? Не уверен.

При этом хочу напомнить, что по данным Минстроя России, около 30% застройщиков после перехода жилищного строительства на проектное финансирование не пошли за банковским финансированием и не получили заключение о соответствии (ЗОС), чтобы достраивать дома по старым правилам. Как они будут достраивать свои объекты? Мы же понимаем, что это жилье, скорее всего, достроено не будет – а это огромные объемы в дополнение к тем, которые уже есть. Достройкой проблемных домов занимается корпорация «ДОМ.РФ»,  но денег у них на все эти недострои не хватит, даже с докапитализацией. Встал логичный вопрос – где взять деньги? У нас же на решение проблем существующих дольщиков только в Московской области нужно 80 млрд рублей, а по стране – несколько сотен миллиардов. Но таких денег в бюджете не предусмотрено, а вопрос надо решать. У СРО накоплено то ли 80, то ли 200 миллиардов рублей, почему их не привлечь, тем более, что в них состоят застройщики? Вот такие эмоции в итоге и вылились в постановление Госдумы России, предписывающее изучить вопрос использования компфондов СРО.

Я думаю, что сейчас этот вопрос рассмотрят экспертные комитеты вместе с СРО и строительным сообществом и будут выработаны какие-то механизмы использования компфондов. В частности, один из механизмов – это приобретение облигаций того же «ДОМ.РФ». Я знаю, что здесь мнения разделились, но это будет решаться на площадках экспертных советов, потому что сейчас есть посыл, над которым надо работать.

- В общем, никому не дает покоя кусок денег, который тихо себе лежит в банках…

- Слушайте, а почему он лежит? Он, кстати, лежит и портится. Мы с вами знаем, что СРО собрали со строителей, изыскателей и проектировщиков почти 200 млрд рублей компенсационных фондов, а потом в ходе реформы выяснилось, что осталось не более 120 млрд, а остальные исчезли в неизвестном направлении. Уж пусть лучше идут на достройку жилья!

- То есть, мало того, что деньги строителей потеряны, теперь еще и оставшиеся хотят забрать? И, кстати, что делать со СРО, которые полностью или частично потеряли свой компфонд в закрытых банках? Они же несли деньги в банк с гослицензией, они честно поверили государству и Банку России. Потом банки закрываются, а следом Ростхнадзор лишает СРО статуса из-за нехватки компенсационного фонда. Но почему СРО должны страдать из-за плохой работы банка? Или все-таки должны?

- Это очень важный и острый вопрос. Здесь есть несколько диаметрально противоположных позиций и подходов, и к принципиальному решению можно подойти либо жестко, либо аккуратно и осторожно. Если говорить о моей личной позиции как эксперта, я считаю, что СРО – это организации, которые являются лишь операторами финансовых средств, собранных со своих членов. Руководство СРО принимает решение о размещении денежных средств в том или ином банке, и должно уметь правильно оценивать все риски. Все  прекрасно знают, что Центральный банк на протяжении семи лет чистит банковскую систему от банков, которые ведут рискованную финансовую политику. Значит, нужно делать выводы, тем более, что компаниям, потерявшим деньги в закрытых банках, их потери никто не возмещает. Но это риски юридических лиц при выборе банка, а СРО – такие же юридические лица.

Более того, компфонды, которые размещает СРО,  - это не ее деньги, это деньги строительных компаний, их касса взаимопомощи. И когда руководители СРО принимают решения о размещении этих денег, они прекрасно понимают,  какие банки рискованные, какие нет. Поэтому вся ответственность за потерю компфондов лежит на руководстве СРО. У нас есть системообразующие банки с госучастием, с которыми точно ничего не случится, почему компфонд размещен не в них? Почему директора СРО идут в другие банки, размещают огромные  - и не свои! - средства, понимая, что это рискованно? Да потому, что они в этом напрямую заинтересованы, и не нужно тут лукавить! Все знают, что банки не из первого десятка нуждаются в привлечении средств на депозитные счета  и за это готовы представлять бонусы. И если руководители СРО на это пошли, а потом у банков отозвали лицензии, это они должны думать, как и откуда компенсировать пропавшие деньги.

И почему СРО, кстати, не обращаются в следственные органы, в Центральный банк и не просят расследовать, куда делись их деньги? Нет, тишина – пропали и ладно! И только просят: помогите, проведите амнистию для СРО, утративших компфонды. А с какой стати? А вы строителей спросили, которые эти деньги вам перечисляли,  - они согласны на такую амнистию? На то, чтобы их деньги просто исчезли? То есть, СРО опять грабят бедняг-строителей и хотят решить все проблемы за их счет. У нас и так скоро добросовестных застройщиков и подрядчиков не останется, их надо на руках носить, а мы опять пытаемся за их счет решить свои проблемы.

- Как Вы оцениваете роль СРО в деятельности строительной отрасли? Она Вас удовлетворяет?

- На сегодняшний день не удовлетворяет, потому что она должна быть значимо выше. Давайте проведем опрос строительных компаний, знают ли они, в какой СРО состоят? Название, может быть, они и знают, но 99% компаний вам даже не скажут, кто руководители этой СРО, потому что они просто отчисляют деньги и ни о чем не задумываются. Но ведь мы создавали СРО как объединение профессионалов, некий клуб строителей, где  если кто-то не справился, другие ему помогут. А по факту мы этого не видим – нет объединения строителей в рамках СРО.

Когда у нас проходят «круглые столы», на них активно выступают все – архитекторы, Госархстройнадзор, экспертиза, застройщики, а  вот СРО мы, как правило, не слышим. Наверно, все хорошо у них. И только когда очередные деньги где-то пропали, начинается шум. Поэтому я недоволен сегодняшней ролью саморегулируемых организаций – их почти никто не знает. Главу Минстроя России строители знают,  регионального министра строительства знают, потому что постоянно взаимодействуют с ними.  А СРО не знают,  и поэтому их роль нужно усиливать.

- А кто это должен делать?

- Сами СРО. Руководители СРО, кроме составления всяких отчетов и бумажек, должны вести пропаганду своей деятельности, причем умно и по делу. И конференции проводить не просто так, для отчета, куда компании отправляют абы кого, а такие, которые полезны для строителей и руководителей компаний. Сейчас  в строительстве работают 220 СРО, но они разрозненны, более того, они конкурируют между собой! Но это неправильно, должно быть единое сообщество с едиными планами и задачами. Мы же все одно дело делаем.

- Но для этого есть Национальное объединение строителей, которое объединяет все СРО. Получается, что и голос НОСТРОя не очень-то слышен?

- А я скажу еще раз: давайте проведем опрос среди строительных компаний и спросим: кто президент НОСТРОя? Не думаю, что мы получим много правильных ответов, потому что рядовые строительные компании этого не знают. Я считаю, что НОСТРОЙ и СРО недорабатывают с точки зрения предоставления информации о своей деятельности. Где инфоповоды? Где призывы и действия к тому, чтобы объединиться и вместе решать проблемы? К сожалению, мы начинаем слышать СРО только тогда, когда Госдума направляет парламентский запрос относительно их денег. Но это неправильно! Это серьезные организации, которые призваны объединить строительное сообщество, и все должны идти туда за помощью, за советом, за разъяснением. Это должен быть орган, который не просто консультирует,  - он должен оповещать своих членов о новациях, вести с ними диалог, знать их мнение по новым законам, документам  и инициативам. Это должна быть большая открытая площадка для реального обсуждения проблем стройкомплекса.

СРО и НОСТРОЙ – это не организации по сбору денег со строителей, это объединения профессионалов, которые призваны ставить и решать задачи по развитию строительного комплекса Российской Федерации. И это нужно понять.

Я бы хотел, чтобы СРО и НОСТРОЙ вместе с нами, вместе со строительным сообществом, с Минстроем России все-таки поставили вопрос о систематизации развития строительной отрасли, начиная с генпланов и заканчивая мерами государственной поддержки компаний, которые строят сегодня в регионах.

Мы регионы, к сожалению, теряем, наша страна строится очень неравномерно: растут крупные города, а вся остальная Россия не развивается. Есть города и поселки, где за последние 30 лет не появилось ни одного нового дома. Это чудовищная ситуация. У нас есть отдельные категории граждан, например, дети-сироты, которых государство обязано обеспечивать жильем. Но в небольших городах им просто нечего предоставить, потому что там жилье не строится!

- Да и строить там некому…

- Конечно, потому что это невыгодно, и ни один инвестор или  девелопер никогда не пойдет туда, где он получит убыток. Это должен быть либо прямой госзаказ, либо меры государственной поддержки. Мы должны развивать всю страну, а не только крупные города. Новые микрорайоны должны быть обязательно обеспечены социальной инфраструктурой, при этом нельзя все эти затраты вешать на застройщиков, особенно в регионах. Нужно искать правильные решения. Я знаю, что Минстрой России занимается этим, но пока что ни одной конкретной программы в этом направлении не видел.

В этой ситуации очень важна активная позиция саморегулируемых организаций, потому что они представляют интересы строителей, в том числе, и в органах власти. А с другой стороны, они должны формировать объективную картину того, что происходи в регионах, и транслировать ее дальше. Но если СРО не хотят делать этого сами, значит, будем вводить обязанность на уровне закона. Вот тогда СРО будет на своем месте.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов.
Все претензии направлять авторам.
  • Вконтакте
  • Комментарии: 0
  • Facebook:
Ваше имя:
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код:
Читайте также
Митинг на Скирмановских высотах
Активное участие в митинге приняли коммунисты Рузского городского округа.

Путь к единству
Только в обществе социальной справедливости возможно установление общественного доверия и ликвидация социальных расколов и отчуждения.

Кого любить? Кому же верить?
Ящик с экраном в наших квартирах – не только источник информации, но и средства манипуляции нашим сознанием в целях, не совпадающих с нашими коренными интересами.

роли, более, строительной, изрядным, Саморегулированию, стройкомплекса, говорят, скептицизмом, отрасли, функционировании

 
 

Точка зрения

Владимир КАШИН
заместитель Председателя ЦК КПРФ, Председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам
Владимир Кашин: «Надо прекратить бессовестное ограбление крестьянина!»

Павел ГРУДИНИН
Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»
Павел Грудинин: «Коллектив настроен биться до последнего»

Николай ВАСИЛЬЕВ
первый секретарь МК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Мособлдуме, заместитель Председателя Мособлдумы
Николай Васильев: В год юбилея Великой Победы мы должны принять закон «О Детях войны».

Константин ЧЕРЕМИСОВ
второй секретарь МК КПРФ, заместитель Председателя Мособлдумы
Путь к единству

Александр НАУМОВ
секретарь МК КПРФ, Председатель Комитета по местному самоуправлению Мособлдумы
Итоги выборов: в Подмосковье КПРФ усиливает позиции!

Сергей СОСУНОВ
Главный редактор газеты «Подмосковная правда», член Бюро МК КПРФ
Власть и мусор: жителям Подмосковья пообещали «генеральную уборку». Чего ожидать?


 

 

контакты

Телефоны:
8-499-263-05-08,
8-499-263-11-57
Редакция газеты "Подмосковная Правда":
8-499-261-59-98

*******

E-mail: mkkprf@mail.ru

*******

Адрес:
115487, г. Москва,
ул. Нагатинская,
д. 26, корп. 2

Все данные

Отделения КПРФ в Московской области:

партийная пресса

  • "Подмосковная правда", МК КПРФ
  • "На русском рубеже", г.Щелково
  • Газета "Советская Коломна"
  • Газета "Позиция", г.Королев

 

  • Официальный сайт КПРФ
  • Московский городской комитет КПРФ
  • Газета Советская Россия
  • Газета Правда
  • Газета Подмосковная Правда